/Files/images/gordst_setrifkovan/041_sharlay_oleksandr/шарлай 2.jpg

Олександр Шарлай

Рік випуску: 1999

Власник:

  • інтернет крамниця knygarenka.com

  • видавництво the sharlays

Спонтанна художня рефлексія?

Осінь 2015 року?

/Files/images/gordst_setrifkovan/041_sharlay_oleksandr/6.jpg

Что мне дал лицей? Сложнейший вопрос, на который невозможно ответить в двух словах. Я мог бы написать просто: "Лицей дал мне все!", ну, или: "Лицей научил меня бороться!", или, скажем: "Благодаря лицею я стал тем, кем я стал!" Все эти ответы еще больше запутывают. Что "все" тебе дали? Бороться с кем? И, вообще, кто ты такой? Поэтому отвечать буду развернуто с легкой иронией и фантазией. Дело в том, что время полностью поработило мою память и, что хочет, то с ней и делает. Хочет, что-то стирает, что-то оставляет, а что-то видоизменяет, так что без фантазий никак не обойтись. И поэтому за достоверность всего ниже написанного ручаться не могу.

Поступление в лицей я помню. Все поступающие бежали жутчайший кросс километров на 150, может даже 175. Я тоже бежал. И был один паренек, он меня раз восемь обгонял и, когда я пришел к финишу, он уже дома, приняв душ, наминал деруны со сметаной. Так вот, когда он обогнал меня в очередной раз, я подумал: "Это ж как бедолагу в старой-то школе мучили, что он так бегать научился. Мысленно я над ним посмеялся, а на следующий день узнал, что это был Петр Михалыч, что он, вообще, поступать в лицей не собирался. До сих пор не понимаю, зачем он все время бегал эти кроссы. И не понятно, чего я вдруг вспомнил именно Петра Михайловича, он у меня не преподавал, куратором не был, и вообще, мы с ним особо не пересекались. Первым делом надо было вспоминать Ларису Ивановну. Но написанного не изменить.

/Files/images/gordst_setrifkovan/041_sharlay_oleksandr/ЛИКа.JPG Лариса Ивановна - деспот. Значит, сидим мы с пацанами и играем на перемене в карты. Мне в азартные игры никогда не везло. Вернее, как только мне начинало везти, Лариса Ивановна начинала урок. Придет и так строго: "Карты прячем!" И, главное, так безапелляционно, так категорично: "Карты прячем!" Нет, чтоб как педагог, понять, подсказать, так нет же, лишь сухое: "Карты прячем", и давай нам про Кафку рассказывать. А, между прочим, моему растущему и психологически хрупкому организму хотелось побед! Но нет, Кафка важнее... Правда, было и хорошее. Когда-то Лариса Ивановна пригласила к нам молодого барда, и он нам давай петь песни Гражданской Обороны. Красиво так у него получалось, он, в отличие от Егора Летова, был трезвым! Ласково так пел:

"Ходит дурачок по лесу

Ищет дурачок глупее себя

Идет смерть по улице, несет блины на блюдце

Кому вынется - тому и сбудется."

А вот еще, чуть было не забыл! Лариса Ивановна иногда проводила урок литературы в парке. Мы с друзьями пришли к единому мнению, что если Лариса Ивановна разрешит нам как-нибудь пива с собой взять, мы ее на нобелевскую премию мира выдвинем. Но Лариса Ивановна на премии падкой не была.

/Files/images/gordst_setrifkovan/041_sharlay_oleksandr/4.jpg Вообще, тема алкоголя в жизни каждого лицеиста требует отдельного разговора. Была у нас дискотека, и там лицеисты посмели омрачить, опорочить, а некоторые даже запачкать лицейскую форму. Виной всему был алкогольный передоз. Крику было:

- "Как можно? Вы же - будущее страны!" - говорили одни.

- "Посмотри на себя! Ты же девочка!" - отмечали другие.

- "Тебе ведь когда-нибудь рожать, может даже от него!" - кричали третьи.

А им все равно, икают и танцуют. На следующий день в актовом зале собрали всех лицеистов. Тех, у кого был бодун, посадили на сцену, все остальные расселись в зале. Разбирательство было серьезное. Я даже предполагаю, что руководство лицея написало письмо в Министерство образования с просьбой в порядке исключения разрешить расстрел в данном конкретном случае. Но, как у нас часто бывает, из-за бюрократических проволочек к тому времени, когда из Министерства пришел ответ, лицеистов прямо из актового зала отпустили на свободу, вернее отчислили. Моя роль в этой драме предельно проста. Я был молчаливым статистом. Хотя мне было, что сказать, но я промолчал. Был момент, когда мне хотелось встать и сказать: "Дорогие учителя, дорогие друзья, да что ж мы с вами тут устроили? Что это за показательное судилище? Мы ведь в 20 веке живем, а ведем себя, как средневековые инквизиторы! Все мы, кроме Нежданны Юрьевны, не идеальны! Поэтому давайте проявлять терпение! Давайте помогать подняться тем, кто упал! Мы ведь учимся в "Киевском лицее бизнеса", а в бизнесе без ошибок не бывает. Когда мы осуждаем кого-то, мы, в первую очередь, осуждаем себя! Сидя в этом зале и молча наблюдая за тем, как наших товарищей (с которыми мы еще вчера сидели за одной партой) готовят к расстрелу, мы унижаем себя! Из людей мы превращаемся в животных! Из коллектива становимся стадом! Так давайте не будем стадом! Давайте скажем решительное "нет" учительскому произволу! Я требую прекратить суд над бодунирующими лицеистами! Я требую прекратить унижать человеческое достоинство! Я требую водки, и хочу присоединиться к своим друзьям на сцене!". Но я промолчал. Ни словечка не сказал. Опустил глаза и сидел молча.

/Files/images/gordst_setrifkovan/041_sharlay_oleksandr/P4280040.JPG И тут я плавно подхожу к очень важной теме, тема двойных стандартов в лицее. Вот есть, например, Иванов и есть Петров. Иванов учит, но нихрена не запоминает. А Петров не учит, но все время курит план. И вот, преподаватель вызывает Иванова, задает ему вопросы, а тот стоит весь помятый, глазки бегают, и ни на один вопрос не может ответить. Только выплевывает из себя унизительные фразочки: "Я учил", "Можно я пересдам?", "Пожалуйста, только не два". Фу, позор! Другое дело накуренный Петров. Его что не спроси, он так же ни на что не отвечает, но стоит гордый, глаза блестят, улыбка с лица не сходит. Приятно на человека смотреть! Один как медуза после часа лежания на солнце, другой как рыцарь тамплиер, только без доспехов и коня. И что делает преподаватель? Думаете, зрит в корень? Думаете, ставит Петрова в пример Иванову? "Смотри Иванов, как нужно превратности судьбы принимать!" - или: "Иванов, что ты весь такой неприятный, вот тебе целый Петров, подружись с ним, пусть он каплей позитива с тобой поделится".

Ну и последнее, что я бы предположил. Препод достает меч и со словами: "Нечего мне тут уныние сеять", - отрубает Иванову голову. Но, нет! Никуда он не зрит, а ставит Иванову два карандашом и приглашает на пересдачу после уроков. А Петрова выгоняют из класса, вызывают родителей, заставляют писать кучу рефлексий и запрещают читать Карлоса Кастанеду. Вот вам двойные стандарты. Будь они прокляты, ненавижу их!

А сейчас я мысленно отправляюсь в Крым. В далеком 1999 году мне и еще нескольким ребятам выпала честь представлять лицей на государственном уровне. Мы участвовали в чемпионате страны по дебатам. Руководителем нашей делегации была Валентина Николаевна Нидзельская. Ничто не предвещало беды. Мы каждый день побеждали и в итоге заняли какое-то место. Точно не помню какое, но будем считать, что первое. Короче, в один из последних дней в Крыму я с Дмитрием (мой друг) решили ночью покинуть лагерь с целью познать мир вне его стен, а заодно выпить домашнего вина, крымского пива, ну и, конечно, встретить рассвет. Подкупили охранника бутылкой водки, и он открыл нам лагерные двери ровно в полночь! Вот что значит парадоксальное мышление. Если бы мы поступили стандартно, то просто выпили бы ее и все, но это был вечер прорывов. Водка вдруг стала валютой, ключом к закрытой двери, билетом на свободу, в конце концов! Ох, что это была за ночь! Мы пили вино, пили пиво, потом смешали вино и пиво и пили эту смесь. Это, кстати, был второй прорыв за эту ночь. Оказывается, если смешивать вино и пиво, получается гадость. Если взять 1/3 вина, а 2/3 пива, получится гадость. А если взять 1/3 пива, а 2/3 вина, то тоже гадость выходит. Это редчайший случай! Конечно, пытливый читатель может спросить, что будет, если смешать 50 на 50? Я рассмеюсь вам в лицо и скажу, что будет гадость. Даже добавление мяты не спасает ситуацию. В общем, в какой бы пропорции не мешались эти напитки, только гадость и выходит. Хорошо, что до этих коктейльных экспериментов мы выпили сначала два литра пива, а потом по литру вина, поэтому настроение у нас было крепко счастливое. Затем мы забрели на местную дискотеку. Решили провести просветительскую работу среди местных ребят и показать им новые па. Все-таки, мы - лицеисты, и у нас раз в неделю хореография, поэтому нам хотелось поделиться своими знаниями и умениями. Но встречены мы были крайне враждебно. Конечно, это обычное дело, ты людям несешь добро, указываешь направление в светлое будущее, а тебе показывают дулю и бьют по лицу. В ту ночь мы спасались бегством. За нами гнались, кричали обидные слова и даже плевали. Сказать, что я или Дмитрий были расстроены таким отношением, нельзя. Мы вспомнили судьбу адмирала Джеймса Кука и пришли к выводу, что адмирал был бы несказанно счастлив, если бы вместо удара копьем в затылок ему плюнули бы в лицо. Поэтому, сделав по глотку пива, мы пошли искать место для встречи рассвета. Но рассвет мы не встретили, встретили в хлам пьяного Толика. С Толиком мы больше никогда не виделись, ни до той ночи, ни после. Он просто лежал на травке и плакал. Было очевидно, что человек находится в крайне расстроенных чувствах. Мы, как настоящие лицеисты, не могли пройти мимо. Что бы нам сказала Валентина Николаевна, если бы узнала, что мы остались равнодушны к человеку, который оказался в беде? Поэтому мы его подняли, отряхнули, напоили пивом и повели за собой. Толик оказался хорошим человеком. Он жадно пил пиво и читал нам стих Высоцкого.

Если нравится - мало

Если влюбился - много

Если б узнать сначала

Если б узнать надолго

Где ж ты фантазия скудная

Где ж ты словарный запас

Милая нежная чуткая

Эх, не влюбиться бы в вас!

Я думаю, что мы могли бы стать современными тремя мушкетерами, всегда готовыми прийти на помощь друг другу и всем обездоленным! Или как Джордж, Гаррис и Джей отправились бы в какое-нибудь путешествие, где повстречали бы прекрасных дам. Но этому не суждено было случиться. Толик неожиданно опять впал в отчаяние, лег в траву, начал плакать, наотрез отказавшись отдавать бутылку пива. Времени разбираться в особенностях характера Анатолия у нас не было. Нужно было возвращаться в место заточения.

Когда мы вернулись в лагерь, в нашей комнате сидела Валентина Николаевна. Я подумал, что если она здесь решила встретить рассвет, то идея неудачная, так как за окном высокие ели, они все закрывают. Я поспешил ей об этом сообщить. Валентина Николаевна была изрядно бледна и решительно игнорировала мое уточнение.

- Где вы были?

- Писать ходили, - ответил Дмитрий, держа в руках недопитую бутылку пива.

- С двух часов ночи и до 6 утра вы писали?

Тут я вмешался:

- Не с двух, а с двенадцати! - и поймал на себе удивленный взгляд Дмитрия.

- А в руках у тебя что? - грозно спросила Валентина Николаевна

- Ой, Валентина Николаевна, это я в туалете нашел и хотел вам вот отдать! - сказал Дмитрий и протянул бутылку пива Валентине Николаевне.

Валентина Николаевна от пива отказалась, только прошипела:

- Ложитесь спать, поговорим позже!

Разговоры были потом серьезные. Нас бранили, стыдили, грозились отчислить из лицея и рассказать все родителям. Натерпелись мы тогда, аж вспоминать не хочется. Сдали все свои явки и пароли. Заложили охранника, который так любезно открыл нам двери, в общем, раскаялись по полной программе. Ну а как не раскаяться, когда тебя с пристрастием допрашивает Валентина Николаевна? Конечно, сейчас я испытываю стыд, за то, что тогда сломался. Но как сказал бы Фарид Захарович "Прошлое не вернешь и историю не изменишь". Но, несмотря на то, что мы были пойманы с поличным, нас решили не отчислять! О двойные стандарты! Как же я люблю вас! Будьте благословенны!

И раз уж мы заговорили о Фариде Захаровиче, вот что я вам скажу. Было у меня два любимых предмета в лицее: физика и история Украины. Физику я обожал, но ничерта не понимал. Это все равно, что влюбится в Анджелину Джоли. Ты ее любишь, но вы никогда не будете вместе. Так и у меня с физикой: я ее любил, но тотальное непонимание берлинской стеной стояло на пути нашего счастья. Так вот, к тройке по физике в аттестате я был готов. А вот тройка по истории Украины стала громом среди ясного неба, как будто из лысой горы в Киеве начал извергаться вулкан! Историю-то я знал на 5! Даже на 5+. Ну ладно, не подумайте, что я красуюсь, но я историю Украины знал на 5+++. И тут бац, Фарид Захарович ставит мне на экзамене - три, и в аттестат - три! Это было крайне неожиданно. Вот когда Джон Сноу из Игр Престола умер, я удивился меньше, чем в 1999 трояку. Но если Джона могут оживить с помощью "огненного поцелуя" Мелисандры, то меня целуй - не целуй, оценку не исправишь! Тогда я вышел из кабинета с обидой в сердце. Впервые в своей жизни я был завален на экзамене. Да - да, Фарид Захарович, именно завален, вероломно и неожиданно! Вот спросите меня: "Когда была Переяславская Рада? А я вам отвечу, что в 1654 году в Переяславе, но до сих пор никто толком не знает, что там подписали. Так что об этом говорить? Лучше спросите меня про Валуевский циркуляр. Спросите, и я вам отвечу! В 1863 году главный мент царя, Валуев, направил в цензурные комитеты Питера и Москвы предписание о запрете книгопечатания на украинском языке! Возникает вопрос, зачем же он его направил, какие цели преследовал. Фарид Захарович, Валуев - дебил, понять его логику и определить цели невозможно! Но все, Фарид Захарович! Хватит Вам задавать мне вопросы! Хватит Вам стоять на страже несправедливости и потакать бесчестью! Теперь Ваша очередь отвечать, а я послушаю:

- Уважаемый Фарид Захарович, а зачем Вы мне трояк влепили, а?

- Александр, зачем не затем, но прошлого не вернешь и историю не изменишь!

Вряд ли диалог у нас получился бы. Но не потому, что Фарид Захарович избегал бы ответов на вопросы, нет. Причина в другом.

Спустя года 4 после выпуска из лицея, я приехал на встречу всех поколений выпускников. Людей было много. Кого-то я знал, кого-то нет. Были почти все мои преподаватели. Я пытался попасться им на глаза, я все ждал, когда же кто-нибудь скажет: "О, Шарлай, ну как ты? Где ты? Мы тебя часто вспоминаем." Конечно же, меня обступит толпа, все будут жадно расспрашивать... Но оказалось, что за четыре года я был предан забвению. И как я ни старался, их взгляды лишь скользили по мне, и все проходили даже не мимо меня, а сквозь меня, как будто я - пустое место. А я не пустое место, я - Саша Шарлай! Я живой, я еще есть! Слышите, я - живой! Фарид Захарович, Вы мне трояк влепили нечестный, Вы должны меня помнить! Валентина Николаевна, я несколько лет жизни у Вас украл, меня нельзя забыть! Лариса Ивановна, я один из немногих, кто старался все читать. Но, увы, повторюсь, я был предан забвению. Подводя итог, с уверенностью могу сказать, что лицей для меня - это маленькая жизнь. Чувствуете, как высокопарностью повеяло? А я чувствую. Так вот, лицей - это маленькая жизнь, в которой у меня было рождение, были взлеты, падения, встречи с удачей и несправедливостью, с друзьями и недругами, и была даже маленькая смерть. Но все это далеко позади и никогда больше не повторится.

/Files/images/gordst_setrifkovan/041_sharlay_oleksandr/3.JPG

Кiлькiсть переглядiв: 312

Коментарi

  • Петро Андруховець

    2016-04-07 20:54:09

    І я пам`ятаю той суд. Тепер буду писати, що до суду перед судом ставився негативно. 1. Сиджу в останньому ряду. Виходить Шади Саад і починає дуже серйозно і тепераментно освідчуватися у своїй любові, ні коханні (!), до ліцею. Переконує наскільки він важдивий для ліцею. І хоча усе серйозно, я починаю чомусь розглядати суд не як драму, а фарс. 2. А коли Костя Челпанов вийшов і видав, дослівно: "На дискотеке меня нашли под партой с ПРОТИВОЛЕЖАЩИМ полом...", - для мене суд остаточно скінчився. Я тихенько посунувся з крісла на підлогу реготав до його завершення...

  • Петро Андруховець

    2016-04-07 20:41:36

    Саша Шарлай! Ми тебе пам`ятаємо! Навіть любимо. Але не завжди впізнаємо......

Для того, щоб залишити коментар на сайті, залогіньтеся або зареєструйтеся, будь ласка.